Интервью с Вадимом Зайдиным и Динарой Нургалеевой ("Jazz Dance Orchestra") об альбоме "Русский сувенир", русских народных песнях и новой вокалистке

Трубач и композитор Вадим Зайдин, основатель и лидер группы "Jazz Dance Orchestra"Популярная группа Jazz Dance Orchestra выпускает 31 марта свой первый студийный альбом под названием “Русский сувенир”, а за день до этого, 30 марта, музыканты представят в клубе “16 тонн” новую программу, полностью основанную на русских народных песнях. Мы встретились с трубачом и лидером коллектива Вадимом Зайдиным и арт-директором Динарой Нургалеевой, чтобы из первых рук получить последние новости из жизни “Jazz Dance Orchestra”. Собеседники покорили меня не только своим обаянием и чувством юмора, но и безоружной искренностью, поделившись планами на будущее и даже раскрыв несколько секретов. Например, о новой вокалистке и особой танцевальной программе. Подробнее читайте в нашем интервью.

MWS: Прежде всего хочу вас поздравить с открытием нового сайта. 

Вадим Зайдин и Динара Нургалеева: Спасибо!

MWS: Давайте тогда перейдём к главному – к выпуску вашего альбома “Русский сувенир”. Как я понимаю, у вас не выходило полноценных студийных дисков, только макси-сингл с отдельными композициями.  

В.З.: Студийные работы были, но с выпуском диска всё не складывалось. Может, мы даже и целью такой не задавались. Писали треками и выкладывали в Интернет. Но вообще треков набралось уже много, надо их в диски объединять. И на студии треков десять ещё лежат в работе.

MWS: Те, которые на концертах ещё не звучали? 

В.З.: Совершенно верно.

MWS: Почему в первой студийной пластинке решили совместить джазовый стиль с русскими народными песнями?  

В.З.: Я сделал пару инструментальных аранжировок на русские народные, когда у нас ещё не было вокалистки в коллективе. Так они и лежали до того времени, пока к нам не присоединилась вокалистка. А вообще объединить всё это в программу и расширить репертуар русских народных в джазе помогла Олимпиада в Лондоне (прим. ред.: проходила в июле-августе 2012 года). Нас пригласили туда играть в Русском доме в Гайд-парке для спортсменов, русских гостей Олимпиады, журналистов. Спросили, есть ли у нас  русский репертуар. Всё-таки в Англию не с английским самоваром, а со своим (улыбается). Вот мы и сделали “русский самовар” и с этим репертуаром выступали. Это был первый толчок. 

MWS: После Лондона вы играли что-то из этой программы на концертах? 

В.З.: Так получилось, что известность мы приобрели за счёт каверов на популярную музыку. И нам всё никак не удавалось сыграть русские народные единой программой. Иногда вставляли в концерты 2-3 русские народные песни, но срабатывал закон психологии: люди лучше реагируют на то, что им знакомо. Поэтому почти все популярные артисты играют одни и те же мелодии по двадцать, а то и тридцать лет подряд. Может, им это надоело, но народ-то любит! Ведь человеку так приятно, если он всю жизнь слушал какую-то песню Пола Маккартни, и тут Пол её на концерте играет. Это же счастье! Конечно, музыкантам хочется развиваться, старое надоедает. А люди хотят слушать то, что когда-то услышали и к чему привыкли.

MWS: Из тех композиций, которые я успела послушать в сети, это широко известные вещи. А есть ли в списке песен что-то неизвестное или забытое? У вас была концепция, что именно показать в рамках этого альбома? 

В.З.: Я прослушивал русские народные песни в Интернете и ждал какого-то отклика внутри. Ждал, что возникнет какая-то идея, когда слушал ту или иную песню. Есть такие неизвестные вещи, которые хотелось бы сделать, но они не нашли отклика или были слишком уж грустные.

Динара Нургалеева: Это целая проблема, потому что уж больно много драматизма в русских народных песнях.

В.З.: Да. Это, наверное, история нашей страны такая. Мы сделали две-три песни более спокойные, а остальные бодренькие получились. Так получается, что приходится обращаться к популярным песням, а до редких ещё дойдем, потому что мне самому это интересно.

JAZZ DANCE ORCHESTRA - ИЗ-ЗА ОСТРОВА НА СТРЕЖЕНЬ (русская народная песня на стихи Д.Н. Садовникова)

Д.Н.: Мы как-то попали на карнавал в швейцарском Люцерне, так там было много участников, наряженных в русском стиле: народная, военная тематика, стюардессы Аэрофлота и т.д. На фестивале включали русские песни в современной обработке. Наверное, первое, что нашли в Интернете. С одной стороны, конечно, приятно, когда ты попадаешь в другую страну и видишь, что твоя культура представляет интерес. В общем-то, других национальных тематик, кроме русской и индийской тем, мной замечено не было. Только само воплощение, конечно, могло бы быть и лучше.

MWS: Тут уже, наверное, задача самих русских музыкантов приезжать и показывать себя, как, например, ваш выезд в Лондон. Или в том же Лондоне каждый год проходит “Русская масленица”. Там нас однажды представляла Тина Кузнецова. Она как раз вытаскивает вещи, которые никогда никто не слышал.

Д.Н.: Да, у неё была такая задача как у фолк-исполнителя. Она ездила по деревням, искала песни. А ещё мы общались с Пелагеей, и она говорит, что есть та проблема, которую мы озвучили, про драматизм в песнях. Они ищут репертуар, и часто он ограничивается тем рядом песен, которые мы все знаем. К примеру, весёлые - из разряда “Калинка-малинка”. А вот если глубже копнуть, получается как раз формат Тины Кузнецовой. То есть романтизм, лирика и так далее.

В.З.: Кстати, я играл несколько раз в её проекте “Zventa Sventana”. А ещё у нас с Тиной  день рождения в один день (улыбается).

MWS: Насколько активно участвовала в процессе подготовки материала ваша вокалистка Анастасия Пухликова?  

В.З.: Должны признаться, что у нас сейчас идёт процесс замены вокалистки. Довольно болезненный, но всё к лучшему, как говорится.

Д.Н.: Анастасия решила начать сольную карьеру. Она сейчас активно готовит свою программу, не совсем джазового направления. Мы в свою очередь хотим пожелать Насте удачи и будем всячески поддерживать её сольное творчество!

В.З.: 30 марта на презентации альбома в “16 тонн” мы представим новую вокалистку, Татьяну Трефилову. Собственно её взрастила Анастасия Пухликова, будучи её преподавателем по вокалу.

Татьяна Трефилова - новая вокалистка группы "Jazz Dance Orchestra".Д.Н.: Таня – студентка училища им. М.М. Ипполитова-Иванова, по классу хорового дирижирования. Она играла на домре в оркестре народных инструментов. Соответственно народная музыка ей очень близка и в вокальном, и в инструментальном плане.

В.З.: Причём она прекрасная вокалистка! Татьяна поёт и эстраду, и джаз, и соул, и народные песни. На днях мы подбирали с ней репертуар, она открыта к новым экспериментам в музыке.  Очень достойная певица. Надеемся, её появление в коллективе принесёт свежую струю в творчестве и в исполнении.

MWS: Что первое привлекло в ней? 

Д.Н.: Она очень позитивная, настоящая и энергичная. Татьяна искренне кайфует от того, что делает. Она довольно юна, ей всего 18 лет, но при этом джазовый тембр у неё очень сильный для своего возраста. Глядя на неё и слушая её, никто и не поверит, что ей всего 18.

В.З.: Она очень хорошо подаёт музыку и интерпретирует её.

Д.Н.: У неё есть свой авторский взгляд. Она никого не пытается копировать, исполняет всё по-своему. Таня очень уверенно и органично вливается в коллектив, музыканты приняли её очень хорошо. Несмотря на то, что уход одного участника и приход другого – это достаточно болезненный процесс как для публики, так и для самого коллектива, тем не менее, Таня своей позитивной энергетикой смогла сгладить все возможные неприятные моменты. И отклик публики мы уже тоже видели - зрители воспринимают её очень хорошо. В общем, ждите свежего музыкального взгляда и свежих музыкальных решений.

MWS: Вадим, вы являетесь основоположником группы и сами делаете аранжировки, но в коллективе все музыканты – самостоятельные личности и артисты. К примеру, у пианиста Андрея Марухина есть собственный джазовый проект. Какую творческую составляющую в новой программе они привносят сейчас, в процессе репетиций и подготовки к концерту? 

В.З.: В любом коллективе каждый музыкант привносит что-то в рамках своего инструмента. Когда человек музыкально образован, он понимает, что за стиль, какой характер у песни, и играет соответственно.

MWS: Он расставляет определённые акценты? 

В.З.: Может быть не акценты, а вплетается в канву грамотно, правильно, не разрушая её. Джаз тоже имеет свои рамки. Это не фривольная музыка. В джазе всё поделено, разграничено на стили. У нас каждый музыкант понимает песни в рамках стиля, понимает, что нужно делать, и вкладывает своё.

MWS: Если говорить о содержании, какие композиции вошли в альбом “Русский сувенир”? 

В.З.: Всего на альбоме восемь треков. Туда вошли “Тонкая рябина”, “Коробейники”, “Миленький ты мой”, “Степь да степь кругом”, “Из-за острова на стрежень”, “Ой, то не вечер”, “Ой, мороз, мороз”, “Как пойду я на быструю речку”. Вот как раз “Степь да степь кругом” спокойная песня. Иногда неуместно делать буйство, когда текст о горе. Это звучит странно. Может, кто-то и решится, но на меня пока не находит такое желание.

MWS: Дина, а вы как непосредственный участник коллектива привносите свои творческие идеи в проект? Бывает, что предлагаете сделать какие-то песни? 

Д.Н.: Бывает, но это не всегда принимается. Скажем так, преобразовать русские народные песни именно в вокальном направлении было моим предложением, потому что русская народная музыка в нашем понимании – это всё-таки вокальная музыка, прежде всего. Действительно, сначала была программа инструментальная. С точки зрения фестивальной деятельности и гастрольных выступлений русская народная программа довольно интересна для иностранной публики. И, конечно, делая её вокальной, будет больше возможностей достучаться до зрителя.

MWS: То есть в этом есть расчёт на иностранную публику? 

Д.Н.: В том числе. И есть ещё один нюанс. До сих пор многие пользователи Интернета не знают, что “Jazz Dance Orchestra” – это российская группа. Поэтому, представляя такую программу, мы в очередной раз делаем реверанс в сторону своей родины, наших корней, в сторону наших истоков. Соответственно есть больше шансов узнать слушателям то, что коллектив всё-таки российский.

MWS: Я слышала, что у вас есть и авторские композиции. Были ли у вас планы на расширение авторского репертуара?  

В.З.: Конечно, есть. У меня лежат и каверы, которые нужно доделать, и авторские песни. Наш тромбонист Алексей Секацкий, помимо блестящего владения инструментом, ещё и прекрасно поёт. Так вот он ждёт, когда я закончу песни, чтобы записать их. Объём большой, рук не хватает (смеётся).

Д.Н.: Вообще авторская программа есть, но до полноценного альбома она ещё количественно не доросла. А кроме Лёши Секацкого, хочется сказать, мы гордимся всеми своими участниками…

В.З.: Но Лёшей вдвойне! Раньше он играл у Игоря Бутмана в оркестре, там же и пел. Это был его вокальный дебют, и очень достойный. У Бутмана, сами знаете, плохие музыканты не играют. 

Д.Н.: Лёша - тромбонист с бархатным баритоном.

В.З.: А-ля Фрэнк Синатра. Он поёт в старой манере и, когда берёт в руки микрофон, он буквально преображается.

MWS: Сейчас вы его включаете в программу? 

В.З.: Мы готовим для него репертуар, чтобы он чаще мог себя показать. Мы специально для него пишем авторские русские песни. Но также Лёша поёт и джаз.

MWS: А вообще почему он решил запеть? 

В.З.: Даже не знаю. Может, потому что тромбон было тяжело носить (смеётся). Но получается это у него просто прекрасно.

JAZZ DANCE ORCHESTRA - КАК ПОЙДУ Я НА БЫСТРУЮ РЕЧКУ (русская народная песня)

MWS: После выпуска “Русского сувенира” планируете ли вы выпустить студийный альбом с каверами на популярные композиции?

Д.Н.: Как говорили ранее, мы выпускаем музыку исключительно для промо-целей. Даём возможность слушать наши композиции бесплатно в Интернете. Нам гораздо интереснее концертная деятельность.

MWS: А как у вас развивается диалог со зрителями? Какие отзывы получаете?

Д.Н.: Есть очень интересный факт из биографии “Jazz Dance Orchestra”. Есть какое-то количество композиций, которые выложены в Интернете, но они не принадлежат исполнению нашей группы. А люди, которые ищут новые песни, находят что-то похожее, заливают их в сеть и подписывают названием “Jazz Dance Orchestra”. Примечательно, что таких композиций очень много.

MWS: А не обидно, что вас не узнают и приписывают вам чужой репертуар? 

Д.Н.: Наоборот, это говорит о том, что жанр в общем-то себя оправдал. Мы добились узнавания бренда, и этот бренд начинают уже приписывать другим композициям. Это как поддельный “Louis Vuitton” (улыбается). Новая аудитория приходит на концерты и спрашивает: “А сыграйте “Show Must Go On”!” И уже были мысли сделать эту композицию, но по-другому. Или ещё бывает, когда люди, зная, что “Jazz Dance Orchestra” играет “Modern Talking”, приписывают оркестру другие песни этого коллектива. Это говорит о том, что имя работает, оно востребовано.  Мы всегда этому очень радуемся. В социальных сетях у нас есть раздел, где люди могут писать, что они хотели бы услышать в исполнении “Jazz Dance Orchestra”.

В.З.: Иногда заказы исполняются! (смеётся) 

MWS: Что было уже реализовано? 

Д.Н.: “Deep Purple”, например. Нередко нас просят: “Ребята, а сыграйте что-нибудь роковое в джазе”.

В.З.: Сейчас у меня в деле тоже есть пару роковых композиций, ждут своего часа.

MWS: Получается, публика – это ваш соавтор в каком-то смысле. Вообще сейчас много групп, которые делают каверы. И если посмотреть на музыкантов, которые играют джазовые стандарты, - это те же самые каверы, особенно если сделаны какие-то новые интересные аранжировки. Раньше кавер-группы воспринимали исключительно как коллективы для корпоративов. Вам всё-таки удалось в какой-то мере перебороть этот стереотип. Что для этого нужно, на ваш взгляд? 

В.З.: Я думаю, что идея.

Д.Н.: И качество её воплощения. Это тоже очень важно. Когда ты приходишь к любому человеку и говоришь, что исполняешь каверы, первая реакция – скепсис…

В.З.: …потому что кавер-групп сотни. Это как раньше в любом ресторане были музыкальные коллективы.

Д.Н.: Потому что все знают, что такое каверы, и первая реакция любого человека примерно такая: “Каждый дурак может это сделать, а ты попробуй напиши что-нибудь своё”. А здесь получается по-другому. Люди слышат совершенно другую мелодию вроде бы со знакомыми элементами. И достигается эффект “Вау!”. Когда мы добивались эфиров на телеканалах, радиостанциях, гостевых эфиров или ротаций, первая реакция была: “Вы кавер-группа, и вам здесь не место”. Но мы смогли доказать, что это не так.

MWS: Есть ли композиции, за которые вы никогда бы не взялись? 

В.З.: Наверное, нет таких.

MWS: А есть композиции, которые мечтаете сделать по-новому? Или к которым боитесь притронуться?  

В.З.: Я притронулся к одной из таких вещей пару дней назад. Не хотел, но мне настойчиво советовали. Это “Smoke On the Water” группы “Deep Purple”. Я знаю, что есть каверы на неё, слышал разные – латиноамериканские, джазовые.  Но она сложна тем, что уже стала классикой в первую очередь, и, во-вторых, я очень уважаю этих музыкантов. Тут надо постараться сделать не пошло, не примитивно. 

Д.Н.: Кстати, мы работали с ними на мероприятии, пересекались, общались.

В.З.: Они дали нам добро (смеётся).

MWS: А знакомились ли вы с артистами, на композиции которых делали каверы?  

Д.Н.: Да! Наши самые любимые – “Бурановские бабушки”. Они такие прекрасные, мечтали откормить наших музыкантов. “Ты что такой худенький? Давай я тебе приготовлю пирожков!” Всё так искренне было. Это, конечно, один из самых редких примеров искренности в шоу-бизнесе. В голове не укладывается, как это могло случиться в нашей жизни. Как они могли подняться до такого уровня! Они достаточно реалистично относились ко всему, что с ними происходит, понимали, что у них есть своя цель – собрать деньги на храм. Может, через какое-то время концертов будет меньше или их вообще не будет, но они делали всё искренне и с большой отдачей. Поэтому не всё так плохо в нашем мире.

MWS: Но здесь всё-таки нужно сочетание, когда артист работает искренне, но при этом рядом есть люди, которые могут подать его работу красиво.  

В.З.: Ещё хотел сказать про “Бурановских бабушек”. В течение того времени, когда они были в фаворе, они нашли отклик сразу у многих, кто их видел, и он остался внутри. Даже если через полгода или год они не будут появляться на телеэкране, и они приедут в какой-нибудь город в России, их будут помнить и, главное, относиться с огромным уважением.

MWS: Но кто-то к их появлению отнёсся с долей юмора и скептицизма.

Д.Н.: Вроде бы хотели посмеяться, но ведь не получилось. Потому что они достойные и действительно искренние. Они верят в то, что делают, поэтому это не выглядит игрой. Ребята сначала сделали кавер на их композицию, а позже мы познакомились с ними на саммите АТЭС во Владивостоке. Бабушки, после восьмичасового перелета, вышли к журналистам со счастливыми лицами, в костюмах – это фантастика! Это очень глубокое жизненное впечатление. Приятно, что такие артисты есть, и народники в том числе. Та же Пелагея – абсолютно искренняя, чистая и добрая девушка. Такие артисты с удовольствием разделят с тобой гримёрку, к примеру. Есть правда и другие, которые устраивают скандалы. Разные ситуации бывают – и приятные, и неприятные. Но приятные люди среди артистов есть, и их немало. Нам удалось посотрудничать с коллективом “Swing Republic”, которые записали заглавную композицию к “Великому Гэтсби”. Это был совместный концерт. Сейчас мы ведём переговоры на тему сотрудничества. Для них в этом смысле проще, потому что у них электронный формат, а у нас всё вживую.

В.З.: Посмотрим, как две идеи сольются в одну.

MWS: В названии группы есть слово “dance” – “танец”. Был ли у вас совместный опыт с танцевальными программами?  

В.З.: Мы ещё один секрет откроем (улыбается).

Д.Н.: Мы сотрудничаем со студией “Bossa Nova” и готовим новое танцевальное шоу, которое надеемся скоро презентовать. Думаю, что уже в осеннем концертном сезоне. Это будет постановка с участием музыкантов и танцоров.

Коллектив "Jazz Dance Orchestra": Роман Шилепин, Эльвира Галимова, Тимур Некрасов, Вадим Зайдин, Алексей СекацкийMWS: Музыка, которую вы готовите к шоу, - это что-то новое или уже написанное?

Д.Н.: И то, и другое. 

В.З.: Кстати, у нас есть специальная программа для бальных танцев. Она существует и в инструментальном, и вокальном форматах. Как коллектив мы “озвучиваем” турниры по бальным танцам.

MWS: Кстати, а никто из ваших музыкантов не пробовал танцевать? 

В.З.: Профессионально бальными танцами из нас занимался только саксофонист Тимур Некрасов. А так мы брали уроки у танцоров по бальным танцам, начали даже немного двигаться. 

Д.Н.: Остальные музыканты импровизируют на концертах (смеётся). Оправдываем название “Dance” (улыбается).

MWS: Хочется задать вопрос про видеоклипы. У вас вышел всего один ролик в прошлом году на кавер композиции “Relax певца Mika. Есть желание ещё что-то снять?  

В.З.: Сразу после того, как мы закончим беседу, к нам придёт режиссёр, с которым мы будем обсуждать следующий клип. Съёмка видеоклипа - вещь расходная. А хочется их делать и больше, и быстрее, потому что много есть материала. Что-то будем делать всё равно. В первый клип мы вложили всё, что могли – и силы, и мысли, и идеи.

Д.Н.: Идея клипа была в том, чтобы делать добрые дела. И эта “тимуровская” тема в общем-то сработала.

MWS: Я знаю, что вы обращались за идеей к своим поклонникам. Что из этого вышло? 

В.З.: Идея была придумана всё-таки нами.

Д.Н.: Так получилось, что все идеи, предложенные зрителями, были либо совсем футуристическими, либо не в нашем ключе. Связь с нами была такая, что джаз – это что-то элитарное, поэтому вспоминали Чикаго или принятые стереотипы по поводу джазовой музыки.

В.З.: Например, была идея про ограбление банка.

Д.Н. А ведь в мире вообще не так много джазовых клипов.

MWS: В основном концертные или студийные записи.  

Д.Н.: Этот жанр ещё нераскрытый. А из наших джазовых коллективов никто клипы не снимает. Поэтому мы очень долго готовились к процессу съёмок, подбору идей и тем. Вроде хочется сделать так, чтобы зацепить не только джазовую публику, но и массовую аудиторию, чтобы они обратили внимание. И это получилось, потому что людей зацепила наша простая история о том, как люди помогают друг другу. У кого-то она вызвала недоверие и скепсис, но большинство реагировало правильно, потому что у нас и так много негатива в повседневной жизни.

MWS: Скепсис вызвало сомнение, что такого в жизни не бывает?  

Д.Н.: В том числе. Был момент некоторого недоверия, но, в любом случае, отклик мы получили. И музыка – это всё-таки не доллар, нравиться всем не может. Тем более джазовая музыка.

MWS: А сейчас уже есть идея нового видеоклипа? И на какую песню будете снимать? 

В.З.: Есть идея клипа, картинки, а на счёт композиции ещё думаем.

MWS: Поводом для нашей встречи стал не только выпуск альбома, но и презентация его 30 марта в клубе “16 тонн”. Почему люди должны прийти на ваш концерт и послушать музыку в вашем исполнении?  

Вадим Зайдин: Такого вы больше нигде не услышите. Я отвечаю за оригинальность. Пусть нескромно, но, мне кажется, что это так и есть (улыбается). Мы называемся “Jazz Dance Orchestra”. И мы видим, что люди иногда танцуют. Но иногда они просто сидят и слушают. Им интересно. То есть известные песни в такой интерпретации заставляют их замолчать, отложить вилку и просто слушать. Лично я не могу слушать музыку фоном, как многие. Я люблю прислушиваться, выискивать, что в ней есть интересного. Покопаться и понять, что же меня там вообще зацепило, почему хочется послушать второй раз. Если этот эффект есть, то для меня музыка интересна. Значит, над ней работали профессионалы. Надеюсь, что наша музыка людям понравится и войдёт в резонанс. Хочется, чтобы русские песни повернулись к ним новой стороной, которая будет им интересна.

Динара Нургалеева: Со своей стороны я хотела бы сказать, что всё-таки мы забыли о том, что мы россияне, забыли о наших корнях, и самое время вспомнить о родном. У “Jazz Dance Orchestra” получилось интерпретировать народную музыку очень аккуратно и гармонично. Будем надеяться, что публике понравится.

Беседовала Евгения Лядова специально для проекта "MyWayStory".

Альбом "Русский сувенир" уже доступен по предзаказу в iTunes.


МАТЕРИАЛЫ С ГРУППОЙ "JAZZ DANCE ORCHESTRA"

Jazz Dance Orchestra - "Relax" (Mika cover)

 

опубликовано: 21.03.2014




Вы можете войти на сайте через;

Vkontakte Yandex Google

Комментарии (0)

    Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.