Интервью с тромбонисткой и певицей Алевтиной Поляковой: "Я стараюсь всё делать искренно".

Алевтина Полякова. Автор фото Katty DeeМузыкальную любознательность Алевтина Полякова проявляла ещё в детстве. Она пела, пробовала играть на фортепиано и скрипке, потом освоила классический саксофон. Уже будучи очарованной джазом, девушка мечтала учиться у именитого мастера, профессора Александра Викторовича Осейчука. По иронии судьбы, чтобы попасть к знаменитому саксофонисту, ей пришлось освоить новый для себя инструмент – тромбон. Сейчас все хитросплетения музыкального пути Алевтины Поляковой сложились в успешную карьеру и сумасшедшую занятость. Совсем недавно она приняла ещё одно волевое решение – покинула престижный Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана и вплотную занялась сольной карьерой. В ней по-прежнему чувствуется спокойная уверенность в себе и огромный запас творческой энергии. В начале 2014 года вместе со своим коллективом Алевтина Полякова записала в США дебютный альбом, где она поёт, играет на тромбоне и саксофоне. Для неё главное - делать то, что ей нравится. Искренне и с большой отдачей. Мы поговорили с Алевтиной о записи её диска, концертах в США, участии в праздновании Международного дня джаза в Стамбуле в 2013 году и мечтах, которые обязательно сбудутся.

MyWayStory: Алевтина, в твоей творческой жизни недавно случились перемены. Ты покинула Московский джазовый оркестр Игоря Бутмана и плотно занялась сольной карьерой. Что повлияло на такое решение?

Алевтина Полякова: Я созрела для своей сольной карьеры и поняла, что мне нужно продолжать в этом направлении, пора вкладывать больше энергии в это всё. Поэтому я совершила такой поступок, и Игорь Бутман поддержал меня. Я рада этому.

MWS: Что поменялось для тебя после ухода из оркестра?

А.П.: Больше хочется двигаться вперёд, делать больше. Я всегда стараюсь, чтобы всё было искренне. И, вроде, кажется, что всё отдал на выступлении, но после этого ощущаешь подъём. Просыпаешься после концерта на следующее утро – и нет усталости.

MWS: Пожалуй, самое яркое событие последних месяцев – это твоя поездка в США. Расскажи, с какой целью ездила туда.

А.П.: Да, мы ездили в США, в Нью-Йорк, выступали там в двух молодых джазовых клубах. Один из них называется “Somethin' Jazz Club”, второй “Silvana Club”. Также мы выступали на "APAP Conference" перед продюсерами. Но самое главное, что в США мы записали наш первый диск, который я планирую сейчас выпустить. Его название мы пока держим в секрете.

MWS: Альбом полностью состоит из твоих авторских композиций?

А.П.: Да, всего на диске 9 композиций, некоторые полностью мои, некоторые написаны в соавторстве с нашим пианистом Артёмом Третьяковым. А несколько композиций написал он сам. Все произведения вокальные, я пою и ещё играю на саксофоне, помимо тромбона.

MWS: Кто был организатором и инициатором поездки в США? Ты сама всё делала?

А.П.: Я всё организовала сама, мне помогли молодые энтузиасты Дмитрий Подпорин, Галина Гребнева, Анна Капырина.

MWS: Кто с тобой ездил в Америку и записывался на альбоме?Слева направо: Макар Новиков, Игнат Кравцов, Дэвид Столлер и Алевтина Полякова на звукозаписывающей студии в Нью-Йорке.

А.П.: Моя команда немного поменялась. Но в США мы ездили с контрабасистом Макаром Новиковым, барабанщиком Игнатом Кравцовым и пианистом Артёмом Третьяковым. В этом составе мы и записали наш диск. Мы взяли на два дня студию в Нью-Йорке “Samurai Hotel RecordingStudio” и за первый день, за 10 часов, записали весь диск. И в этот же день даже успели свести две песни. Самое приятное, что на альбоме всё живое, ничего не порезано. Я не накладывала вокал отдельно. Кроме того, в студии был настолько шикарный звук, настолько шикарный отреставрированный рояль – “Steinway” 1929 года! Его арендует даже Карнеги-холл. Мы были первыми, кто на нём играл и записывался, именно в новом помещении этой студии. Рояль создавал такое звучание, что и Артёму Третьякову, да и всем нам ничего не оставалось, как хорошо петь и играть (смеётся). Я думаю, что это помогло сделать и записать всё именно так, как получилось.

MWS: Многие записывают альбомы на протяжении нескольких месяцев. Почему решились на такой быстрый эксперимент?

А.П.: Могу сказать, что многие джазовые музыканты записываются именно так. Но вообще мы хорошо подготовились и заранее репетировали.

MWS: Сколько дней вы провели в США?

А.П.: Мы провели там двенадцать дней. Мы выступили в Питере на Рождество, 7 января, в джазовой филармонии по приглашению Давида Семёновича Голощёкина. Потом вернулись в Москву и на следующий день вылетели в Америку. Немного акклиматизировались и начали работу. Нас записывал молодой, но просто потрясающий звукорежиссёр Дэвид Столлер (David Stoller). Кстати, с этим же звукорежиссёром писал свой альбом саксофонист Дмитрий Мосьпан, но эта студия, где мы записывались, совсем недавно переехала. Теперь у них новое помещение, сделано там всё очень хорошо.

MWS: На дебютном альбоме есть композиции, которые не звучали на твоих концертах?

А.П.: На концертах мы все композиции уже играем. Ещё мы записали три песни на русском языке, одна из которых является романсом русского композитора Цезаря Кюи на стихи А.С. Пушкина “Царскосельская статуя”. Аранжировку к нему сделал Артём Третьяков. Другие две песни на русском языке – мои, с вплетением ниточек русского фолка.

АЛЕВТИНА ПОЛЯКОВА И "SOLAR WIND" - "ЦАРСКОСЕЛЬСКАЯ СТАТУЯ"

MWS: У альбома уже есть материальное воплощение в виде напечатанного диска?

А.П.: Запись в настоящее время сведена, необходимо сделать мастеринг, и уже можно переходить к материальному воплощению. Выпускать альбом нужно срочно, потому что уже есть много песен на следующий диск.

MWS: Будете ли вы выкладывать его в сеть, в электронном варианте?

А.П.: Конечно, сейчас ведь диски изживают себя.

MWS: Как принимала на концертах публика в Америке? Это были русские зрители или иностранцы?

А.П.: Публика была нерусскоязычная, но принимала на ура русские композиции. Мне это очень понравилось! Там все настолько пресыщены, что радуются, когда появляется что-то новенькое. Например, то, что есть у нас, что-то связанное с фольклором. Нравится определённое звучание русского языка.

MWS: К сожалению, нам не удалось встретиться сразу после твоего участия в концерте в Стамбуле, посвящённом Международному дню джаза. Но мне бы очень хотелось узнать о твоих впечатлениях от поездки.

А.П.: Всё произошло очень интересно. В 2012 году в Академию им. Гнесиных с утра приехала большая делегация в составе пианиста Херби Хэнкока, певицы Ди Ди Бриджуотер, пианиста Джеральда Клэйтона, контрабасиста Бена УильямсПразднование Международного дня джаза в Стамбуле, 30 апреля 2013 года. Слева направо: Херби Хэнкок, Джордж Дюк, Эсперанса Сполдинг, Дайана Ривз, Эл Джеро, Рубен Блейдс, Алевтина Полякова, музыкальный руководитель Джон Бизли, Игорь Бутман, Бренфорд Марсалис, Хью Масекела, Теренс Блэнчард, Жан Люк-Понти, Ли Райтнаур, Маркус Миллер. Фото с официального сайта http://jazzday.comа и представителя Института джаза им. Телониуса Монка. Мы, джазовое отделение, где я тогда училась, должны были давать концерт. Я точно помню, что это было 29 апреля. Мы должны были отыграть ансамблем Александра Викторовича Осейчука одну песню и выбрали композицию Артёма Третьякова. У неё была гармония в стиле музыки Херби Хэнкока, она называлась “Кабинет №14” и посвящена как раз кабинету Александра Викторовича. Кстати, нужно сказать, что он дозволил сочинять нам самим для ансамбля, на последних курсах он не давал нам ничего учебного. В общем, я помню, что пришла на это выступление сонная, у меня накануне то ли концерт был, то ли я прилетела откуда-то. Еле продрала глаза на сцене (смеётся). Мы всё отыграли, а вечером я выступала в клубе с Игорем Бутманом и оркестром. В клуб пришли все музыканты, мы немного поджемовали. Даже не немножко, а полночи, наверное. Наступил 2013 год. Как-то ко мне подходит Игорь Бутман и говорит, что меня ищут из фонда Телониуса Монка. Они хотели меня пригласить на концерт Дня джаза в Стамбуле и спрашивали, не против ли я (улыбается).

MWS: Какими были твои впечатления от такой новости?

А.П.: Я старалась не думать об этом. Вернее, думала, что это неправда или что-то сорвётся. Но всё-таки я там оказалась, вместе с Игорем Бутманом, которого пригласили туда уже во второй раз. Мы прилетели в Стамбул из Берлина, потому что накануне играли там с оркестром. Нас встретили, Игоря повезли в отель, а меня встретила девушка и сказала: “А мы с тобой сейчас едем на сцену. У тебя сейчас репетиция”. Я удивляюсь: “У меня одной???” Она отвечает: “Да, со всеми остальными”. Мы приезжаем, и я вижу, что вокруг репетируют известные музыканты. Я вижу Уэйна Шортера, Херби Хэнкока, Эсперансу Сполдинг, Маркуса Миллера, Терри Лин Керрингтон, Вилли Колаюта, Теренса Блэнчарда, Бена Уильямса, Роберта Гласпера, Дайану Ривз, Кейко Мацуи… И понимаю, что всё правда.

MWS: При том, что тебе не в новинку видеть мастеров такого уровня на одной сцене…

А.П.: Благодаря работе в оркестре Игоря Бутмана я уже спокойнее относилась к этому.

MWS: Быстро удалось справиться с волнением или ты сразу включила в себе профессионала?

А.П.: Я смирилась со всем и предпочла думать о том, какие музыканты стоят со мной на сцене (улыбается). Мы отрепетировали, и уже на следующий день был концерт. Это происходило в очень красивом историческом месте, в Церкви Святой Ирины. Там очень высокие потолки и было так холодно, что даже включили огромные “обогреватели” (улыбается). Вообще волнение у меня было, но какое-то иное, очень приятное. Я играла две песни. Всё было расписано по секундам. Моё соло было 20 секунд. Композицию “Begin the Beguine”, которую я играла, сделали в латинском стиле. Там достаточно сложная аранжировка, поэтому хорошим выходом из положения было собраться и не волноваться. Вторую композицию я играла вместе с Игорем Бутманом, Теренсом Блэнчардом, Беном Уильямсом.

КОМПОЗИЦИЯ “BEGIN THE BEGUINE”, ГАЛА-КОНЦЕРТ в СТАМБУЛЕ, 30 АПРЕЛЯ 2013 ГОДА

MWS: Получается, что ты репетировала ко Дню джаза всего несколько часов?

А.П.: Несколько минут. В первый день мы порепетировали 15 минут первую вещь и во второй день 15 минут вторую. Но мне заранее выслали ноты, я подготовилась, а на концерте мы вышли и сыграли. Там же был конвейер, все выходят один за другим, всё расписано – кто, когда, где. В конце мы выходили со всеми участниками концерта и играли “A Night In Tunisia”.

MWS: Можно сказать, что это был самый впечатляющий концерт в твоей творческой жизни?

А.П.: Скажем так, один из самых впечатляющих!

MWS: Давай вернёмся к сегодняшнему дню. Что ещё интересного происходило в твоей жизни в последнее время?

А.П.: Мы много выступали с моим составом, ездили во Владивосток, в Находку, Курск, Орёл, Краснодар, Тверь, Баку, в мой родной город Железногорск…

MWS: Вы планируете в Москве презентацию альбома?И будете ли делать тур по другим российским городам?

А.П.: Мы хотим сделать несколько концертов в разных московских клубах. А что касается других городов, всё зависит от договорённостей. Работа идёт и кипит.

Алевтина Полякова на звукозаписывающей студии в Нью-Йорке.MWS: Создаёшь ли ты сейчас новый материал?

А.П.: Да, как я уже говорила, у меня есть песни для нового альбома. А ещё мы начали работать с пианистом Евгением Лебедевым, и у нас с ним есть задумки на будущее. Мы работаем в рамках моего проекта “Солнечный ветер”, но заинтересованы делать что-то совместно. Мы играем и гастролируем также в дуэте с пианистом Антоном Барониным.

MWS: Как сложилось ваше сотрудничество?

А.П.: Всё получилось спонтанно. Мы играем джазовые стандарты, но стараемся отходить от строгих форм и пробуем в рамках этих стандартов делать что-то новое. Мы репетируем, конечно, но на сцене это всё равно больше импровизация. Что-то у нас запланировано – как начинается песня, как заканчивается. Но бывает, что запланировано только начало, а завершение всегда разное.  Мы постараемся выступить в скором времени в Музее им. М.И. Глинки. А дальше посмотрим.

MWS: В своём проекте ты поёшь. Ты занимаешься где-то вокалом? И для тебя вокал – это серьёзное увлечение? Ты не чувствуешь себя исключительно инструменталисткой?

А.П.: С вокалом у меня серьёзно, и я всё делаю сама, то, что мне интересно, не задумываясь. Но у кого-то спрашиваю советы, иногда беру уроки. Вначале мне было сложно перестраиваться и играть соло, после того, как я спела. Но меня поддерживали, говорили какие-то советы, благодаря этому я и начала петь. Как-то давно Сергей Мазаев из группы “Моральный кодекс” меня постоянно спрашивал: “Почему ты не поёшь?” Он уговаривал меня где-то полгода и каждый раз, когда он меня встречал, говорил: “Алевтина, тебе надо петь”. И я начала петь. Я благодарна ему за это!

MWS: Совсем недавно ты начала снова играть на саксофоне. Собственно, твой музыкальный путь начался именно с этого инструмента. Почему к нему вернулась?

А.П.: Макар Новиков подарил мне на день рождения новый шикарнейший сопрано-саксофон. И мне ничего не оставалось делать, как попробовать на нём играть. Я поняла, что мне нужно продолжать. Мне нравится этот звук, именно сопрано.  

MWS: Тебе сложно было возвращаться, подстраиваться к нему после тромбона?

А.П.: Я до сих пор к нему возвращаюсь, потому что не всё сразу получается. Вот два последних дня мы работали, и я играла на тромбоне и саксофоне, училась, можно сказать.

MWS: Чему ты сейчас больше уделяешь внимание на концертах – вокалу, тромбону или саксофону?

А.П.: Всё распределено равномерно. В некоторых композициях я вообще не играю на инструментах, только пою. Где-то играю на тромбоне или саксофоне. Но в основном везде пою и играю на чём-то. Кроме того, я мечтаю выпустить ещё один диск со своими джазовыми аранжировками и джазовыми инструментальными композициями.

Беседовала Евгения Лядова специально для сайта "MyWayStory".


Афиша концертов Алевтины Поляковой и биография


МАТЕРИАЛЫ С АЛЕВТИНОЙ ПОЛЯКОВОЙ

ВИДЕО С АЛЕВТИНОЙ ПОЛЯКОВОЙ

Попробуй и ты почувствуешь: Алевтина Полякова и проект "Solar Wind" выступили с программой джаза, романсов и авторских произведений в клубе "Союз композиторов"

Фотографии с сольного концерта Алевтины Поляковой и проекта "Solar Wind" в клубе "Союз композиторов" 

Жизнь в стиле Джаз. Фильм в память о трубаче Александре Сахарове.

Интервью с Алевтиной Поляковой о дебютном альбоме, концертах в США и участии в Международном дне джаза

Фотографии с репетиции Алевтины Поляковой и её группы

Алевтина Полякова и её группа - Her Smile

Алевтина Полякова и Антон Баронин - Misty (Erroll Garner cover)

Алевтина Полякова и Антон Баронин - Mean to Me (Fred E. Ahlert cover)

опубликовано: 16.02.2014




Вы можете войти на сайте через;

Vkontakte Yandex Google

Комментарии (0)

    Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.